Особенности разработки детской среды и мебели

Особо следует сказать о принципиальном подходе к проектированию детской мебели и предметного окружения для детей.

Сегодня нельзя однозначно ответить на вопрос о том, какой должна быть предметная среда для детей. Это необходимо еще-выяснить совместными усилиями многих специалистов на основе данных медицины, психологии, педагогики и др.

Полноценное развитие ребенка осуществляется в различных формах деятельности, связано с выполнением им самых разнообразных видов деятельности и переходами от одних видов к другим. Главными требованиями, которым должна удовлетворять среда для всестороннего развития ребенка, считают *: гетерогенность, т. е. разнородность, и сложность, что позволит ребенку при наличии разнообразных элементов отыскивать, выбирать и затем самостоятельно монтировать предметы своей активности; связность, в результате которой свою деятельность ребенок будет выполнять как взаимосвязанные и взаимообусловленные жизненные моменты; гибкость и управляемость как со стороны ребенка, так и со стороны педагогов, которые позволят ребенку проявлять активность к преобразованию предметного мира, а воспитателю — видоизменять среду и корректировать деятельность детей в соответствии с педагогическими задачами. Пока еще нет полной уверенности в том, что необходимо внедрять сборно-разборную мебель-игрушку, так же как и отрицать устойчивую предметную среду. Во-первых, новизна необычной мебели-игрушки быстро проходит, а во-вторых, необходимо учитывать не только эмоциональную сторону, но и специфику возрастной психики ребенка и цели воспитания.

Эстетические и функциональные задачи взрослого оборудования не следует переносить на предметное окружение детей, так как у него свои специфические задачи. Одна из них — создание ребенку сомасштабной среды. Ребенок живет, отмечает Г. Н. Любимова, как бы в трех масштабах пространства: общем, взрослом пространстве квартиры (макропространстве), к которому он адаптирован, но психологически не ощущает его своим; сомасштабном ему микропространстве — детской зоне; в пространстве с игрушками, где он в воображении вырастает до великана и как бы сверху смотрит на это пространство. Иначе в первом случае ребенок смотрит на пространство как бы снизу, во втором случае — со-масштабен ему, а в третьем — он над пространством. По мере взросления тройное восприятие масштаба пространства сближается, а затем сливается. Для ребенка особенно сложна стыковка микро- и макропространства. Предстоит еще выяснить, «что естественнее для нормального развития психики ребенка — жить в окружении лишь сомасштабной ему мебели или же постоянно ощущать различие масштаба своей предметной среды с предметной средой взрослых. Возможно, ощущение разномасштабности более естественно для ребенка. Кроме того, что это дает ему перспективу сближения двух масштабов, такая ситуация создает у ребенка ощущение защищенности и надежности его микромира, как бы уютно зстроенного в макромир взрослых.

В квартире в процессе игры ребенок всегда стремится «выстроить» для себя сомасштабную пространственно-предметную среду и, кроме того, организует третий масштаб пространства — для игрушек. Не исключено, что стремление ребенка ощущать себя неким великаном по отношению к игрушечному пространству является своеобразным психологическим противовесом его роли лилипута во всем макропространстве квартиры. Видимо, психологически ему необходимо ощущать себя в центре масштабной шкалы пространства — он под одним масштабом, но зато над другим».

Г. Н. Любимова считает возможным выделить следующие типы взаимосвязей ребенка с мебельным оборудованием.

1. Нейтральное по форме оборудование. Оно не связывает ребенка, создает фон для его игры и творческой деятельности.

2. Образно и функционально активное оборудование. Оно способствует выработке образного стереотипа вещи и стереотипа поведения, «организует» психику, но едва ли активизирует ее развитие.

3. Трансформируемое оборудование. Оно как будто дает простор действиям и активности, но, по-видимому, формирует определенные стереотипы мышления и поведения.

4. Мебель-игрушка. Она дает пищу для творческой активности, содержит резерв для воображения, но ее творческая и информационная емкость и взаимоотношение с собственно игрушкой еще не совсем выяснены.